JA Purity III - шаблон joomla Авто

 

Весна для участников группы Anacondaz выдалась очень яркой и насыщенной. В конце февраля они выпустили новый альбом «Выходи за меня» и практически сразу же отправились в турне по стране, в которое вошло более 30-ти городов. Должны отметить, что заявленная презентация в Москве прошла на «ура» и до отказа забила клуб «Stadium», сделав этот концерт самым большим сольным выступлением группы. Встретившись с фронтменами коллектива Сегой и Артемом, мы постарались расспросить их обо всем, что заинтересовало нас в новом альбоме, и не только. Ну, а что ребята ответили, вы можете узнать из приведенного ниже интервью.

 

Купить журнал можно в магазинах Black Star Wear.

 

Заказать печатный журнал RHYME Magazine с ATL на обложке можно прямо сейчас на главной странице нашего сайта, а также в нашем паблике ВКонтакте (vk.com/rhyme_magazine).

Фотограф: Владимир Трифонов.  Локация: Banana Tattoo Studio.

 

 

24 февраля вышел ваш новый альбом. О чем он?

 

Сега: Если точнее, его слили 23 числа. Новая работа, пятый альбом. В этот раз много песен с перегруженной гитарой, мощным концертным звуком, не обошлось и без старых добрых Anacondaz. О чем он? О поиске себя.

 

Артем: Он, наверное, впервые во многом о нас. Мы не самые большие любители автобиографических песен, но в этом альбоме есть много личных моментов. И, вообще, он о музыке: о рок-музыке и немного о рэп-музыке в нашем видении.

 

Ну, а месседж какой-то он несет собой?

 

Сега: Естественно, несет. Но каждая песня несет свой. Альбом сложно назвать целостным ни концептуально, ни стилистически. Скорее он эклектичный. "Выходи за меня" – это путешествие по музыкальным архетипам: где-то это «Маклморовщина», где-то «Экшнбронсовщина», где-то «Тараканы» или Foxy Shazam, прости, Господи.

 

В какой песне нам искать Маклмора?

 

Сега: «Рокстар». Это, может даже, немного "Ченсзэрэперовщина". Ну, во всяком случае, таковы мои больные сравнения.

 

На этот альбом вы тоже собирали с помощью краудфандинга. Сколько надо было собрать?

 

Сега:  На него и на два предыдущих. В этот раз планировали собрать 400 тысяч.

 

А сколько собрали?

 

Артем: Миллион триста с чем-то.

 

На что потратили?

 

Сега: Потратили на мастеринг альбома, сведение, сняли клип, расплатились с акционерами «Планеты» (краудфандинг-сервис – прим. ред.), часть денег пошла на мерч и немного самой «Планете», на обложку, на весь визуал.

 

Артем: То есть ни копейки себе, к сожалению или к счастью, мы не взяли!

 

У альбома есть физический носитель. Где его можно будет найти?

 

Сега: Купить диски можно будет в нашем интернет-магазине, на концертах в туре, и наверняка они будут продаваться в каких-нибудь оффлайновых магазинах, но в каких конкретно, я не знаю.

 

Артем: Кстати, возвращаясь к сути «Планеты», нашей краудфандинговой истории. В нашем случае, это такое промо. Мы сообщаем людям о том, что мы готовим альбом и предлагаем тем, кто хочет, поучаствовать.

 

Сега: Сбор средств – это не самоцель для нас.

 

Артем: Мы, например, сами иногда таким способом поддерживаем те или иные проекты русских и иностранных музыкантов. Это нормальная практика.

 

То есть вы в этой истории и сами иногда выступаете в роли акционеров?

 

Сега: Да. Кстати говоря, наш друг Володя Болгов, режиссер, снявший нам два клипа, сейчас снимает короткометражный фильм и тоже собирает средства на «Планете». В этом фильме будет играть Гарик Сукачев и Паша Головин. Это прикольный проект. Вот, кстати, можете поддержать его, как это уже сделали мы. На закрытом просмотре этого фильма мы отыграем акустический сет, а среди лотов проекта есть приглашения на этот просмотр.

 

 

Сколько конкретно городов в туре?

 

Сега: Больше 30.

 

Артем: Он пополняется все время. Можно на сайте нашем посмотреть.

 

Сега: Будут, кстати, новые для нас города. Где мы еще никогда не были, например Курган, Магнитогорск.

 

Есть ли фидбэк от альбома? Зашел ли?

 

Сега: Совершенно точно зашел. Это видно и по продажам альбома на всех площадках, и по огромному количеству репостов не только из наших официальных  пабликов в социальных сетях, а вообще. Многие крупные паблики ВК его опубликовали, причем не по нашему заказу.

 

Артем: Не за деньги, да.

 

То есть вы посевы не делали?

 

Сега: Нет.

 

Артем: Мы альбомы выкладываем просто. Да, они выходят в iTunes, Google play, Yandex Music и т.д., но также мы выкладываем все песни в VK, никого не блочим, не закрываем торренты. Каждый скачает так, как ему удобно. Я лично всю музыку покупаю в «тунце». Мне так удобнее. Если у артиста нет альбома там, я его слушать не буду. Считаю, что каждый уважающий себя музыкант должен релизить материал на всех площадках для удобства слушателей. Я, конечно, могу заехать к кому-нибудь с флешкой и скачать, но, мне кажется, эти времена уже далеко в прошлом. Нужно помогать распространению информации.

 

Сега: Да, мы просто выложили альбом в сеть, причем позже всех. У нас была неприятная история со сливом: так вышло, что мы зарелизили пластинку на сутки позже, чем крупные паблики типа «Новый рэп», «Рифмы и панчи», «МДК». При этом мы уже шестой день держим первое место в общем чарте российского iTunes.

 

Самый интересный концерт Anacondaz?

 

Артем: Могу рассказать фестивальную историю. Мы как-то играли после группы «Король и Шут». Чтобы вы понимали, тут переживания были несколько иного характера: мы больше боялись, что нас попросту закидают говном. Ведь у нас совершенно разная целевая аудитория. Но все прошло замечательно: это был фестиваль «Доброфест», причем один из последних или даже последний концерт группы «КиШ» вместе с Горшком. Я никогда не слушал их, а тут впервые посмотрел живьем, и это было очень круто.

 

Ты реально не знаешь ни одной песни «КиШ» наизусть?

 

Артем: Какие-то их песни, конечно, знаю, не наизусть, правда. Помню из детства песню «Ели мясо мужики». В общем, это очень крутая группа. Живьем это было очень мощно, очень громко, очень профессионально, и он очень харизматично пел. Когда он спел «Ууууужас!», мне прям реально страшно стало. Это еще и ночь была, рядом валялся мужик с огромной дубиной (смеется). Да, это был рок-фестиваль, а они имеют свой определенный колорит и даже запах. Для нас это, конечно, не очень примечательный концерт был, но он любопытен историей вокруг, что мы впервые играли вместе с «Король и Шут», и это было их последнее или одно из последних выступлений. Мы впервые увидели в жизни Горшка, российскую рок-икону, всегда интересно было посмотреть, и, опять же, одно из последних интервью Горшка, где он сидит на этом фестивале, о чем-то говорит, а на фоне прекрасно слышно все наше выступление. Так что мы немного даже вписали себя в историю группы «Король и Шут».

 

Как вы путешествуете в туре?

 

Сега: Зависит от места. Смотри. Вот у нас первый концерт тура в Краснодаре. Все наше оборудование едет туда на автобусе, а мы летим на самолете. Там уже по месту встречаемся с нашим оборудованием и едем на автобусе дальше по городам.

 

Скучаете ли вы по оборудованию?

 

Артем: Очень скучаем! Оно нам очень дорого.

 

Сега: Да. Мы однажды потеряли один из рэк’ов в Иркутске. Вся группа улетела домой, а наш тур-менеджер остался заниматься поисками.

 

Артем: Рэк с оборудованием на полмиллиона! Такой небольшой чемоданчик стоимостью в 500 000.

 

Сега: Короче, остался наш менеджер, смотрел записи с камер вместе с полицейскими, выяснял, было ли исчезновение связано с грабежом или с нашим раздолбайством. В итоге оказалось, что мы просто забыли его вытащить из такси.

 

Артем: Да, нашли таксиста, забрали rec, и уже следующим рейсом наш бравый менеджер вылетел к нам. А когда мы прилетели из Иркутска, по-моему, к нам не доехал малый барабан. Всю жизнь ездили, и все было окей, а тут сразу и то, и то. Вроде, собрали все вещи, а оказалось, что малый барабан не приехал (смеется).

 

Пара самых смешных ситуаций в туре. От каждого по одной.

 

Сега: Помню грустную историю. Одно из выступлений в Минске. Этот город любит «гореть» на концертах. Там очень развита культура «стэйдж-дайвинга», и мы всегда не против: «Эта сцена – ваша сцена», можете, недолго задерживаясь, спокойно залезать и, если хотите, аккуратно прыгать в толпу. И тут на сцену начали лезть не стэйдж-дайверы, а простые девочки, школьницы, и в какой-то момент мы уже играем на сцене, очень тесно забитой детьми, пытающимися с нами селфиться. И вот тогда мы вспылили и согнали всех со сцены.

 

Артем: Грустная история вспомнилась почему. Как-то мы ехали с концертом в Украину, везли с собой мерч в чемодане и, видимо, из-за того, что торопились, не задекларировали мерч. Вообще, декларация, насколько я знаю, процедура бесплатная, формальная, но из-за того, что мы этого не сделали, на границе с Украиной наши бравые таможенники забрали наш чемодан мерча вместе с нашим тур-менеджером. Сняли с поезда, и мы въезжали в Украину без мерча и без тур-менеджера. Целый день наш тур-менеджер Валя провел в Брянске, пока составляли протоколы и заполняли бумажки, и только потом его отпустили. Через несколько месяцев они прислали нам размер штрафа. За то, что мы не задекларировали этот товар, размер штрафа составил 27 тысяч. Они на свой взгляд по какой-то своей системе определили рыночную стоимость нашего мерча и по какой-то своей формуле высчитали размер штрафа. И нюанс в том, что только наш тур-менеджер может поехать в Брянск, заплатить 27 тысяч и забрать чемодан мерча. И мы этого еще не сделали!

 

 

Вашей группе уже приличное количество лет. За спиной уже шесть релизов. Считаете ли вы себя состоятельными людьми?

 

Сега: Мы зарабатываем музыкой. Но лично я не считаю себя состоятельным человеком.

 

Артем: Я тоже.

 

Сега: Потенциально все возможно, а вот на данный момент – нет. Пока что я не купил себе квартиру в Москве.

 

Артем: Понимаешь, мы ведь все, что зарабатываем, вкладываем назад. Мы ведь могли бы ездить вдвоем и читать, как все рэперы, под болванки. Но мы этого не делаем. Мы хотим звучать круто. Хотим, чтобы был отличный классный концерт целого ансамбля. Возим с собой целую кучу дорогостоящего оборудования, тратим кучу денег на зарплаты. Даже записав песню для игры World Of Tanks, мы эти деньги не потратили на себя. Мы на эти деньги сняли клип. У нас вот так все идет. Нам хватает на жизнь, раз в пару лет съездить на моря, может, хватит на недорогую машину. Мы, наверное, процентов 80 от того, что зарабатываем, вкладываем назад.

 

Вы стараетесь прокачиваться?

 

Артем: Да не то чтобы прокачиваться. Мы можем снять клип за 50 тысяч рублей, а можем за 500 тысяч, условно, чтобы это был крутой, красивый клип, которым бы мы гордились, за который нам не будет стыдно. Лучше меньше себе оставим, но больше потратим на дело.

 

А сколько примерно вы вкладываете в клипы?

 

Артем: Да по-разному. Есть клип, снятый за 600 р., и без всяких промо и посевов тысяч 500-600 просмотров уже. Или вон «Бесит» – там просмотров больше миллиона, а бюджет 50 000 р, двадцать из которых  – это аренда квартиры.

 

 

Самый переломный и важный момент за время существования группы Anacondaz?

 

Сега: У нас не было такого, чтобы мы утром проснулись знаменитыми. У нас нет такой песни, которая когда-то играла бы из всех утюгов, с которой ассоциируется наша группа. К счастью или сожалению, у нас все идет очень последовательно, ступеньками, и до сих пор мы не являемся группой, которая собирает стадионы. Были некоторые моменты, ступеньки, такие как выход первого альбома, который удивительно быстро и масштабно разошелся по всему интернету, знакомство с Noize MС, который сделал нам очень большое промо, это наш переезд в Москву в начале 2011-го года. И это, наверное, самый переломный момент. Артем, правда, и так уже жил в Москве, он учился в магистратуре Высшей Школы Экономики, а мы просто всей группой взяли и переехали в январе. Это был такой серьезный шаг, который нам очень помог. Презентация альбома «Без паники», который мы впервые решились презентовать в клубе-тысячнике, тоже была переломным моментом.

 

Самая любимая и самая нелюбимая песня собственного сочинения?

 

Сега: Любимая – «Рокстар».

 

Артем: У меня нет любимой или нелюбимой. У меня есть очень много любимых песен. Естественно, разные песни мне в разной степени нравятся. Если бы они нам не нравились, мы бы их не выпускали. Просто в какое-то настроение мне ближе одни песни, в другое – другие.

 

Нелюбимая?

 

Сега: Сложно сказать. Все такие крутые.

 

Артем: Мне не нравятся песни «За звездой» и «Позитивная».

 

Чего сегодня не хватает хип-хоп культуре?

 

Сега: Всего хватает. Сейчас самый большой ее рассвет. Хип-хоп культуре любая другая культура, в том числе и рок, сейчас должна завидовать.

 

Артем: И учиться! Не хватает еще больше крутых исполнителей – новых, интересных, самобытных. Не людей, которые пытаются быть модными, делая модное, а людей, которые смогут что-то новое придумать, что-то интересное.

 

Сега: В России обычно популярно народное музло – песни, которые можно петь под гитару на лавочке, а российский хип-хоп просто порвал этот стереотип, и теперь среди топовых артистов вполне может быть какой-нибудь жутковатый андер на вид. Тот же Оксимирон – это, на мой взгляд, совсем не та музыка, которую можно петь на лавочке под гитару. И это по-своему круто.

 

Артем: Хочется больше сложной, самобытной, не русской народной музыки. Хочется больше крутых песен. Хочется видеть больше людей, которым есть что сказать, которые думают о том, как это круто сделать. И очень хочется поменьше этих колхозных дискотек и байтов американских трендов.