JA Purity III - шаблон joomla Авто

Свежий номер печатного журнала RHYME Magazine, в котором находится это интервью и фотосессия MiyaGi & Эндшпиля, можно найти во всех магазинах сетей Black Star Wear. Фотограф: Юлия Космос. 

Журнал можно заказать на главной странице нашего сайте, а также в нашем паблике ВКонтакте vk.com/rhyme_magazine.

_________________________________________________________________________________________________

Помните оригинальную версию фильма «Карате-пацан» еще без Джеки Чана и Джейдена Смита в главных ролях? Это был добрый и светлый фильм, который учил зрителя не урокам кунг-фу, а сдержанности, трудолюбию и преданности своему делу. Качествам, которые являются основополагающими в личности любого мужчины. С того времени прошло немало лет, но тинэйджеры все также тянутся за именем Miyagi. Правда, на этот раз уже тянутся не головы к телеэкрану, а руки в концертных залах. Miyagi и Эндшпиль – эти имена сейчас можно найти на афишах практически каждого города нашей страны, и, что примечательно, абсолютно везде их встречают аншлагом. Так кто же они такие, эти парни из Владикавказа? Случайная вспышка, напоминающая «старичкам», что не время «расслаблять булки», или серьезные игроки, пришедшие показать альтернативный способ добиться успеха, а именно просто делать хорошее музло? Ответ на этот вопрос, как и на многие другие, найдется в приведенном ниже интервью. 

 

 

В этом году у вас вышло два мини-альбома, которые по сути своей звучат как один полноценный. Почему было принято решение такого разделения? Или это абсолютно несвязанный между собой материал?

 

Miyagi: Связанный. Это один полноценный альбом, просто в двух частях.

Эндшпиль: В целом хотели сперва сделать полноценный альбом из 15 треков.

Miyagi: Просто все вместе это долго бы делалось.

Эндшпиль: У нас звукарь работает со звуком очень долго. Он прям заморачивается. Даже на один трек уходит нормально времени. Если многие сейчас просто записывают и сходу же сводят, то у нас не так. У нас потом сидят над звуком жестко. Из-за этого мы и скинули две части. Чтобы пока в интернете висела первая, уже сводилась вторая. Просто чтобы было время.

 

То есть это не специально просчитанный маркетинговый ход?

 

Эндшпиль: Нет, тупо из-за того, что потратили бы больше времени.

Miyagi: Люди бы очень долго ждали.

Эндшпиль: Да, мы знали, что эту волну сейчас нужно по-любому как-то поддержать, и знали, что, если мы начнем писать альбом полноценный и скинем его сразу, это будет долго.

 

За последний год ваша популярность сильно возросла. И если раньше имена «Miyagi и Эндшпиль» удивляли людей, то сейчас удивят скорее те, кто по какой-то случайности с вашим творчеством не знаком. Заметили ли вы, как это все случилось? В какой момент произошел этот резкий «переворот вашей личной игры»?

 

Miyagi: Первый такой шаг это «Санавабич». Это именно то, с чего мы зашли вдвоем так уверенно. А второй это «Тамада». Дала короче.

Эндшпиль: Ну да. Это типа две волны были. Самое интересное, что мы, в принципе, до сих пор сами не поняли, как все это произошло. Нам вот говорят, что мы сейчас на пике, а мы не особо понимаем, на каком таком «пике». Мы сами этого не чувствуем.

Miyagi: Да. Нет такого, чтобы прям «Вау!». Все как было, так и есть.

Эндшпиль: Как бы появилось, и такое ощущение, что так всегда и было.

 

Вопрос, который волнует многих: есть ли у вас какой-то покровитель? Я не говорю о лейблах или продюсерских контрактах. Об этом вы уже сами говорили в своих песнях. Но, может, есть какой-то «старший», который помогает ориентироваться в происходящем?

 

Miyagi: Нет.

Эндшпиль: Вообще никого нет.

Miyagi: Да, вообще никого. Просто во Владике писали.

Эндшпиль: Вдвоем друг другу помогаем. Ну, это, наверное, и подстегивает. Мы делали раньше и по одному, но было не то совсем. А теперь работаем вместе, что-то берем друг у друга.

Miyagi: Подходим короче.

 

Каждый из вас ранее двигался сольно. Как вы пришли к мысли о совместном творчестве, причем столь продолжительном?

 

Эндшпиль: Да мы давно уже познакомились, в принципе. И Азамат (Miyagi прим. ред.) раньше сольно делал, и я. Потом в один день как-то сидели и подумали: «А давай-ка замутим что-то вместе?».

Miyagi: И пошло: один трек, второй трек и далее по накатанному.

Эндшпиль: Ну, и в итоге сошлись, что вдвоем круче получается, чем поодиночке. Решили сделать альбом, назвали Hajime. Вот и все.

Miyagi: Очень странно так, спонтанно все произошло.

 

 

В ваших песнях очень много вокальных партий. Есть ли у вас музыкальное образование?

 

Эндшпиль: Нет. Ни у одного, ни у второго нет. Залог успеха, наверное, в том, что нет.

Miyagi: Музыкального нет, есть высшее медицинское. Я хирург. Прикольно, да?

Эндшпиль: С учетом того, что он хирург, а я электрик это вообще смех. Нашли друг друга. Вот вам и Hajime. Залог успеха.

Miyagi: Хирург и электрик записали альбом Hajime.

Эндшпиль: «ХачимЭ» (смеется). Так некоторые говорят.

 

Сколько вы уже занимались творчеством до того, как выстрелил первый «хаджимэ»?

 

Эндшпиль: Азамат уже лет девять. Я лет в 16 первый текст написал, сейчас мне 21 уже, ну 4-5 лет.

 

Через чье творчество вы к этому пришли?

 

Эндшпиль: Через чье? Ну, запад. На Азамата повлиял Nate Dogg.

Miyagi: Nate Dogg по-любому. Очень сильно прям повлиял. После него я даже начал петь. Раньше не пел вообще, а потом бах и думаю, а почему бы и нет?!

Эндшпиль: Ну, и естественно качественная музыка повлияла на нас обоих. Западная качественная музыка. В России тоже есть люди, которых слушаем. Каста, например.

Miyagi: Рэй Чарльз еще повлиял, Боб Марли.

Эндшпиль: В общем, на такой вот музыке воспитаны.

 

А из отечественных артистов кого бы выделили?

 

Miyagi: Дигга (Рем Дигга прим. ред.).

Эндшпиль:  Это человек, который на нас очень сильно повлиял. Для нас он просто лучший.

 

Помимо него, успели ли вы с кем-то уже познакомиться? C кем хотели поработать? С кем уже довелось?

 

Эндшпиль: Нет пока такого стремления.

Miyagi: Со Снуп Доггом хочу. С Айс Кьюбом.

Эндшпиль: Да, с западом больше хочется поработать.

 

Ну, работать с западом все хотят. Вообще, когда мы задаем этот вопрос, все отвечают про запад и ни слова не говорят про наших артистов. Хотя культура одна, и все мы так или иначе являемся ее частью.

 

Эндшпиль: Ну, вот сейчас мы будем работать с Jah Khalib’ом. Очень интересный артист. Должно что-то нарисоваться достойное. Вообще, мы давно уже хотели с ним.

Miyagi: Да, он очень прокаченный артист.

Эндшпиль: Мы как-то еще до нашей с ним встречи услышали музыку Бахи (имя Jah Khalib’а Бахтияр прим. ред.), и нам очень понравилось. Мы давно хотели с ним поработать. Были даже задумки сделать совместный трек, познакомиться в первую очередь. И вот недавно это произошло, и мы очень рады. Мы убедились в том, что человек он очень крутой, знает, как двигаться. У него много идей. Сам сводит, сам записывает.

Miyagi: Талантливый очень человек, мощный музыкант.

Эндшпиль: Могу выделить еще и Скриптонита. Тоже очень интересный музыкант.

Miyagi: Задает стиль.

Эндшпиль: Даже за один его альбом «Дом с нормальными явлениями» хочется ему пожать руку и от души поблагодарить.

 

То есть вас цепляют самобытные артисты?

 

Эндшпиль: Да, конечно. Сейчас без этого никак, да и в принципе без этого никак. Нас, наверное, начали слушать из-за самобытности.

 

Мы с вами поговорили уже про два состоявшихся релиза, но есть информация, что этим дело не кончится, и вы уже запланировали новый. Так ли это?

 

Miyagi: Да, он готов. Это будет вообще другое что-то, более качевое. Более такой не напрягающий.

Эндшпиль: Да, можем раскрыть карты уже, кстати. Потому что уже скоро запускать его будем. Название у него «Умшакалака». И самое главное и неожиданное он записан не на двоих. Вот такой сюрприз мы решили приготовить. В общем, во Владикавказе есть один исполнитель, наш знакомый, он не совсем известный, но он наш друг, наш братец. У него не было раньше времени особо на писанину.

Miyagi: Он вообще один из первых начал творить.

Эндшпиль: Ну, именно во Владикавказе да, он начал записывать один из самых первых. И, можно сказать, Азамат на его треках как-то рос. Сейчас он начал по-новой, прям растет на глазах. Поэтому мы решили записать с ним альбом. Многим, конечно, может это показаться странным, потому что человек неизвестный, но нас это не останавливает, он реально делает круто!

Miyagi: Главное, что мы знаем, на что он способен.

Эндшпиль: Да, поэтому мы его и записали и уверены, что «Умшакалака» очень сильно зайдет.

 

То есть этот альбом у вас будет уже на троих?

 

Эндшпиль: Да, этот альбом будет на троих. Все записано уже, все сводится, и будем уже думать над гостями. Может кого еще позовем на альбом. Пока не думали.

Miyagi: Мы особо и не гонимся за этим.

Эндшпиль: У нас нет такого, что вот прям надо с ним записать, с другим.

Miyagi: Те, с кого мы премся, они как бы с нами по ходу на одной волне, и нас часто просто сталкивает судьба. Как мы думали, что было бы круто, если бы Дигга заценил, и тут бах и он добавляется. Это приятно, что такой человек заценил.

 

Вы довольно цельно и гармонично звучали с ним на треке.

 

Эндшпиль: Да, согласен, приятный трек получился, выверенный. Мы долго думали сперва, что с ним сделать.

Miyagi: Бывает, много комментов читаю, что у нас в треках не особо много смысла, еще чего-то. Мы в последнее время решили придерживаться такой темы, что музыка не должна напрягать. Ты должен писать ненавязчивые треки, чтобы человек мог отдыхать под них. Это даже рэпчиком не назовешь. У нас и мотив постоянно меняется. Ты не слышишь постоянно один и тот же квадрат, растянутый на трек.

Эндшпиль: Мы напеваем много в последнее время, не читаем. Хотя делаем абсолютно все. Можем сделать регги, андеграунд, лирику можем написать сопливую. Нет рамок никаких.

Miyagi:  Я верю в то, что в любом направлении можно сделать крутой трек.

 

Так это и хорошо, когда ты не зацикливаешься на жанре, а лишь открываешь для себя через него музыку.

 

Miyagi: Не то чтобы хорошо, а без этого нет прогресса. Если ты по одной дороге шагаешь, ты погаснешь. Нельзя давать постоянно слишком похожее музло.

 

 

 

По поводу трека с Рем Диггой. Собираетесь ли вы его визуализировать?

 

Эндшпиль: Думаем, конечно, постоянно думаем. Сейчас просто не очень много времени для творчества. Все силы в туре оставляем, катаем с концертами. Но в ближайшее время по-любому будем уже сидеть и думать над клипом, потому что это не дело, трек очень сильно стрельнул.

Miyagi: У нас будет окно в ноябре, вот в него мы должны будем приехать в Москву и попробовать что-то снять, если все хорошо сложится.

 

Дальше будете думать уже над новым альбомом или еще на что-то с этого снимете?

 

Эндшпиль: Будем стараться именно так. Мы вообще как-то очень жестко провтыкали именно с клипами, потому что у нас совсем сейчас нет времени на них. Мы стабильно записываемся, но вот видеоряд у нас снимать получается очень редко. И если мы снимаем что-то, то это в основном уже когда психанем, найдем у какого-нибудь пацана камеру и сразу же пойдем хоть что-то снимать. Очень напрягает, что тебе никто не может снять как надо, одни обещания кругом.

Miyagi: Очень много раз было, что снимали клип, но мы его не сливали, потому что выходило все что угодно, но не то, что надо. Надо делать либо Голливуд, либо не делать вообще.

 

А не думали что-то в туре снять? Live какой-то?

 

Эндшпиль: Думали. Более того, он запланирован уже на завтра. Снимать будем на трек...

Miyagi: Я знаю какой One Love.

Эндшпиль: Ну вот. На One Love будет крутой live.

 

У вас довольно плотный концертный график, вы много выступаете. Где вас принимали лучше всего?

 

Miyagi: Да везде круто! Очень так все это удивляет, пока не привыкли еще. Прикинь, только полгода вообще катаем. Раньше никуда из города не выезжали.

Эндшпиль: Везде своеобразно. Может быть, из-за того, что в первый раз. В связи с этой резкой популярностью, наверное. Мы приезжаем в каждый город, и в каждом городе солд-аут. Ты думаешь: «Да ладно! Ничего себе! Как это вообще происходит?». Мы в это даже не можем поверить до сих пор. Принимают везде просто круто!

Miyagi: По 2000 человек приходят в городе, в котором ты вообще в первый раз. Проблемы бывают по звуку, но в остальном все окей. Можно даже не читать на сцене, народ сам все исполняет.

 

По поводу солд-аутов. Я видел, что даже DJ M.E.G. порадовался за вас. Мол, земляки без мейджера и какой-то помощи извне собирают аншлаги по всей стране.

 

Эндшпиль: Магай (так друзья называют DJ M.E.G’a прим. ред.) очень крутой наш кент, и он хвалит нас. С ним есть о чем поговорить всегда. Он очень прокаченный.

Miyagi: Мы часто с ним общаемся. Он очень много умных вещей может рассказать.

Эндшпиль: Одно то, что он изнутри все это видел уже. Он же и в Black Star побывал. Дает по возможности какие-то свои советы, подсказывает, куда не надо ходить. Да, Магай нам сильно помогает.

Miyagi: Приятно, что он тоже с Владикавказа. Не так много людей, кто смог приехать оттуда в Москву и проявить себя в этой сфере. Там ведь у нас практически нет хип-хопа. Там бьют за прямые козырьки (смеются). У нас же там очень большая концентрация «камней». Ну, это везде есть, конечно, но вот просто о наболевшем, прикинь, во Владике очень многие смотрят не туда. Молодежь просто "пропадает". Очень много молодых, талантливых, перспективных ребят просто "пропадает" там, прям вот пачками.

Эндшпиль: Это кайф, кайф губит людей.

Miyagi: Там особо и вариантов нет, но это тоже, конечно, не оправдание.

 

Отсюда появился вопрос: если не рэп, то что?

 

Miyagi: Вот вообще не знаю. Борьба? Бег со штангой по воде? Нет, не знаю.

Эндшпиль: Если не рэп, то электрик.

Miyagi: Если бы не рэп, я бы сгнил перед плейстейшн.

Эндшпиль: Во Владике просто нечем заняться. Поэтому чуваки просто запираются и убивают день в игре. Поэтому мы и переезжаем сейчас в Москву.

 

А вы вообще часто дома бываете?

 

Эндшпиль: Да, конечно. Сейчас, правда, тур, значительно реже выходит. Мы всегда там. Но сейчас переезжаем все равно в Москву.

Miyagi: Да, у меня тут за день один раз случилось больше, чем за два года во Владике.

 

Большим составом путешествуете?

 

 

Эндшпиль: Нет, так вот вдвоем и катаемся.